Было ли загрязнение нефти в «Дружбе» целенаправленной диверсией?

К этой версии склоняется «на удивление большое число нефтяников и даже крупных чиновников», на которых ссылается издание «Коммерсантъ».

Содержание дихлорэтана в нефти оказалось слишком велико и «не может объясняться никакими разумными соображениями», пишет издание со ссылкой на источники.

Его использование, например, для очистки призабойной зоны скважин или повышения нефтеотдачи в таких количествах, во-первых, не требуется, а во-вторых, делает саму процедуру экономически неэффективной: дихлорэтан стоит в десять раз дороже нефти. «Если хотели скрыть пропажу нефти, проще было воды налить»,— констатирует собеседник “Коммерсанта»”.

Загрязняющее вещество подобрано очень удачно для того, чтобы не быть обнаруженным при стандартной проверке, но оказать большое влияние на качество нефти, подчеркивают источники издания. Примечательно и место вброса — после этого узла на протяжении 1,3 тыс. км «Дружбы» не стоит ни одного НПЗ, вплоть до Мозыря в Белоруссии, поэтому масштаб проблемы «Транснефть» смогла осознать только спустя неделю.

Кроме того, очищать нефть от хлорорганики очень сложно, по сути единственным способом борьбы с нею в трубе можно считать размешивание в большом объеме чистой нефти, чтобы концентрация упала до приемлемой (обычно 1–3 ppm при максимальном уровне по ГОСТу 10 ppm). «Это инстинктивная реакция как "Транснефти", так и переработчиков: если есть хлор, давайте размешаем. Но в данном случае эта стандартная мера только усугубляла ситуацию, поскольку исходный масштаб загрязнения оказался больше, чем кто-либо мог предположить»,— объяснил обеседник издания.

Ясного ответа на вопрос, как стало возможным попадание дихлорэтана в трубопроводы «Транснефти», до сих пор нет.

Традиционно качество нефти в системе обеспечивалось прежде всего самодисциплиной нефтяников. Специалисты «Транснефти» в ежедневном режиме проверяют базовые показатели качества нефти на каждом узле приема: плотность, содержание серы, содержание воды и др. Если нефть не соответствует ГОСТу, «Транснефть» прекращает ее прием — для крупных нефтекомпаний, которые сдают на одном узле тысячи тонн нефти в сутки, такой простой означает большие убытки. И схема в целом успешно работала на протяжении многих лет.

Сбой произошел на узле в Самарской области, принадлежащем ООО «Нефтеперевалка», которое принимает нефть четырех малых производителей. Их меньше контролируют, потому что сдаваемые объемы не способны оказать существенное влияние на качество нефти в системе. Масштаб текущих проблем сделало возможным то, что загрязняющим веществом оказался сильный растворитель дихлорэтан — его присутствие крайне нетипично для нефти (в ней хлорорганики быть не должно), поэтому «Траснефть» берет пробы на хлорсодержащие соединения только раз в десять дней.

По официальной версии, которую обнародовал Следственный комитет РФ, руководители ООО «Нефтеперевалка» и связанных с ним компаний похищали нефть, сдаваемую на узле, а для того чтобы скрыть хищения, закупили на рынке нефть с высоким содержанием хлорорганики.

Один из фигурантов дела Роман Трушев, ранее владевший узлом слива нефти, опровергал версию следствия. Она, действительно, не вполне объясняет масштаб загрязнения — по данным “Ъ”, исходно в трубу было слито всего 300 тонн загрязненной нефти. Чтобы вызвать наблюдаемый уровень загрязнения, концентрация дихлорэтана в этом объеме должна была составлять 30–50%.

Всего, по оценкам «Траснефти» и источников “Ъ” на рынке, оказалось загрязнено около 4,3 млн тонн нефти — примерно 2% от общего годового объема экспорта по системе.

Процесс очистки трубопровода "Дружба" от хлорорганических соединений займет 6-8 месяцев.

Источник: ej.by

Вы можете оставить комментарий, или отправить trackback с Вашего собственного сайта.

Написать комментарий

Вы должны войти чтобы оставить комментарий.