Что будет с малым бизнесом после карантина?

Что будет с малым бизнесом после карантина?
Есть обновление от 16:16 →Путин предложил предоставить МСП из пострадавших отраслей средства на зарплаты

Фото: ЕРА/ТАСС

Москва. 14 апреля. INTERFAX.RU — Экономическая жизнь из-за коронавируса остановилась неожиданно. Но заблуждением будет думать, что также вдруг она и возобновится. У ресторанов не будет денег, чтобы купить продукты, у сектора услуг — чтобы погасить долги по аренде, туристических фирм — чтобы выполнить обязательства перед клиентами… У потребителей тоже станет меньше денег: у кого-то снизится зарплата, кто-то перейдет на пособие по безработице. Больше всего пострадает малый и средний бизнес. «Интерфакс» оценил количество компаний в этой нише и их положение к моменту снятия ограничений самоизоляции.

Что нас ждет?

По оценке Федерации рестораторов и отельеров, после снятия режима самоизоляции в Москве могут не открыться 90% ресторанов и кафе

Карантинные ограничения будут сниматься постепенно, люди будут медленно возвращаться к обычной жизни. Изменятся привычки — кто-то продолжит покупать онлайн и заниматься спортом дома, многие будут продолжать избегать людных мест, другие останутся на удаленке.

Пример Китая подтверждает, что возврат к обычной жизни будет непростым. С одной стороны, на вторых апрельских выходных, которые в Китае были праздничными, бронирования отелей выросли на 60% по сравнению с предыдущей неделей, покупки билетов на поезда — в 2 раза. С другой, снижение спроса на продукцию китайских предприятий пока не дает возможности восстановить объемы производства.

Когда закончится карантин, большинству бизнесов придется начинать жизнь не с нуля, а вытаскивать себя из глубокой финансовой ямы. «Мы как рыба, которую вытащили из воды. Еще чуть-чуть, и нас не будет», — говорит хозяин туристической фирмы в Нижнем Новгороде Александр.

И так не только в России. Опрос 1200 американских малых компаний, проведенный LendingTree, показал, что 71% боятся не оправиться от спада, вызванного пандемией. 70% планируют увольнения, сокращения зарплат и времени работы, 69% сказали, что у них не хватит денег на поддержание нормальной работы в течение ближайших 90 дней. Кстати, 73% граждан США по опросам уже зафиксировали снижение своих доходов.

Кто в числе самых пострадавших?

Рестораны, гостиницы, транспорт, сектор услуг и развлечений, импортеры, туристические фирмы, организаторы деловых мероприятий, строители, фитнес-центры, беспошлинная торговля – вот неполный список отраслей, наиболее сильно затронутых коронавирусом.

Фото: Reuters

По данным системы «СПАРК-Интерфакс», в отраслях, которые были определены наиболее пострадавшими от кризиса, работает 329 тысяч компаний. В основном это транспортные фирмы (77 тысяч), предприятия общепита (69 тысяч), спорт, отдых и развлечения (43 тысячи), туризм (32 тысячи).

Если смотреть не по числу предприятий, а по экономическому «весу», то на первом месте воздушный транспорт. Оборот этой отрасли в 2019 году составил 1589 млрд рублей, доля этой отрасли в совокупной выручке наиболее пострадавших отраслей — 25%.

Автомобильный грузовой транспорт и услуги по перевозкам — это 1367 млрд рублей, и по выручке это 21% в совокупной выручке наиболее пострадавших отраслей.

Туризм на этом фоне выглядит скромнее, так как на него приходится только 3% выручки. Характерно, что компании в этой отрасли и более уязвимые: более 14%, как показывает Индекс финансового риска СПАРКа, еще до кризиса были в опасной зоне.

«Лидеры» же по финансовой устойчивости среди наиболее пострадавших — автомобильный грузовой транспорт, деятельность по организации конференций и выставок, грузовой воздушный транспорт.

С какими компаниями можно будет продолжать работать после карантина?

Бизнес, скорее всего, как и в предыдущие кризисы, будет придерживать деньги. Но будут и компании, которым стать банкротами будет мешать только введенный правительством мораторий на банкротства.

Распознать такие бизнесы будет сложно: об изменениях прибыли и выручки компаний можно узнать в лучшем случае через полгода после окончания отчетного года.

Самый ранний сигнал ухудшения финансового здоровья контрагента — это информация о реальных платежах в экономике, которую собирает «СПАРК-Интерфакс». Индекс платежной дисциплины СПАРКа показывает, насколько вовремя компания оплачивает свои счета. Для этого СПАРК собирает от своих крупных партнеров (энергоснабжающих и телекоммуникационных компаний, крупных дистрибьютеров, предприятий других отраслей) реальные сведения о сроках оплаты счетов сотнями тысяч их контрагентов.

ХроникаЭкономический кризисВсе материалы хроники

Дополнительный плюс данных о платежах – возможность увидеть, что конкретный контрагент платит вам хуже, чем другим (видимо, более приоритетным) партнерам. Это должно вам помочь в переговорах с такими желающими прокредитоваться за чужой счет.

Еще одна опция для оперативного отслеживания финансового положения контрагента – запрос кредитной истории. Такой запрос можно сделать, по закону, правда, только с согласия проверяемого (человека или компании).

Для розничной торговли важным индикатором являются также данные онлайн касс, которые позволяют отслеживать изменения оборота, среднего чека, числа касс у конкретного розничного оператора. Например, если кассы магазина вдруг не пробивают чеки более 30 дней или выручка за последние 30 дней упала — это тревожный сигнал.

В 2020 году, кстати, доля «плохих плательщиков», допускающих среднюю просрочку более 90 дней, составила, по данным системы СПАРК, всего 5,2%.

Чем поможет государство?

Федеральные и региональные власти вводят самые разные меры поддержки, которые, однако, будут доступны не всем и по объему, скорее всего, окажутся недостаточными.

В частности, это отсрочка уплаты налогов, возможность получить каникулы по кредиту, мораторий на банкротства, отсрочка арендных платежей, беспроцентные кредиты для выплаты зарплаты, снижение страховых взносов с 30 до 15%.

Есть антикризисные меры в сфере закупок: введение авансирования закупок у субъектов МСП в размере 30%, неприменение штрафных санкций. Однако, по данным «Интерфакс-Маркер», только 10% компаний из сегмента МСП участвуют в госзаказе.

На сайте nalog.ru можно в несколько шагов узнать, какие меры поддержки распространяются на конкретную компанию.

Для этого надо указать основной вид экономической деятельности ЮЛ или ИП (относится ли к числу наиболее пострадавших), входит ли оно в «Реестр МСП» и ответить на вопросы.

Для бизнесов в пострадавших отраслях перенесены сроки уплаты налогов, сроки уплаты страховых взносов для микропредприятий, введен мораторий на возбуждение дел о банкротстве.

Фото: Сергей Мальгавко/ТАСС

Чтобы получить отсрочку или рассрочку по налогам, нужно вести деятельность в наиболее пострадавших отраслях и при этом зафиксировать снижение доходов более чем на 10% или получить убыток после прибыли в 2019 году.

Больнее всего текущий кризис бьет по сектору услуг. И этот удар двойной: сначала карантин, затем падение доходов населения.

По мнению профессора МГУ Натальи Зубаревич, отмена налогов и компенсация платы за аренду могла бы стать реальной помощью малому и среднему бизнесу в сложившихся условиях. Кроме того, она считает, что обеспечивать поддержкой только те малые и средние предприятия, которые не увольняют людей, не очень корректно. «Если по уму, то как не увольнять, если действительно нет денежных средств на зарплату?», — сказала Зубаревич журналистам в ходе онлайн-брифинга, организованного газетой «Ведомости». Как считает Зубаревич, не нужно создавать условия, в которых людей не увольняют, а держат в режиме простоя на мизерных выплатах или вообще без обеспечения.

«Итак, аренда — простить на три месяца хотя бы, налоги — простить на три месяца и обеспечить тех, кто высвобождается, пособием по безработице», — подчеркнула она. По мнению профессора, это решает два вопроса: не убивается бизнес и люди получают поддержку.

Конечно, можно говорить, что в России доля среднего и малого бизнеса в экономике крайне мала, и российская экономика сильно не пострадает от того, что часть МСП закроется, но это только в цифрах.

«Для страны которая все время выделяет списки стратегических предприятий, подход к малому бизнесу сформировался давно и понятен – кто выживет, тот выживет. Да, после кризиса этот сегмент отстроится вновь, но только, скорее всего, качество у него будет хуже и опять придется нарабатывать опыт. Кроме того, мы должны понимать, что это «убивание» очень большой части вменяемых людей, которые имеют энергию и мотивацию заниматься бизнесом. Кто им придет на смену, я не знаю», — сказала Зубаревич.

Кроме того, по ее словам, не поддержав вовремя малый и средний бизнес, можно лишить работы огромное количество людей.

«И не стоит забывать, что услуги модернизируют города, они развиваются совсем по-другому. Поэтому закрытие малых и средних предприятий сферы услуг – это не только безработица и убивание активного бизнеса, это еще утрата конкурентоспособности российских крупнейших городов, или, как минимум, отбрасывание на десятилетие назад. Это может стать долгосрочным негативным фактором», — подчеркнула Зубаревич.

Что думают сами представители МСБ?

Мы попросили предпринимателей ответить на 4 вопроса — «Если ограничения снимут 30 апреля, вы сможете восстановить бизнес в прежних объемах, или придется его сокращать?», «Сколько еще ваш бизнес выдержит режим карантина?», «Где точка Х, после которой вы не откроетесь уже никогда?» и «Какая проблема из тех, что связаны с введенными ограничениями, волнует вас больше всего?».

Оптовый и розничный дистрибьютор косметики, представитель МСБ. Себя не называет:

В условиях полной неопределенности и отсутствии внятной поддержки со стороны государства делать прогнозы очень сложно. Слишком много «если». Какой бы здоровой компания ни была, мы не находимся в вакууме и зависим от самочувствия покупателей и наших контрагентов-ритейлеров, т.е. экономики в целом. Уже сейчас очевидно, что часть ритейлеров не переживет этот кризис, поэтому каналов продаж у нас будет меньше. Мы сами приняли решение о закрытии розничных магазинов, которые были недостаточно рентабельными и до кризиса. Их выручка составляла около 3%.

Если будет помощь со стороны государства сегменту торговли непродовольственными товарами, который кстати пока не включен в список пострадавших отраслей, то мы восстановимся относительно быстро. У нас достаточно товарных запасов, чтобы обеспечить спрос, который возникнет после снятия ограничений.

Уже очевидно, что поведенческий паттерн измениться. Покупки будут более осознанными и менее спонтанными. Люди привыкнут экономить, тем более что личные доходы упадут. Премиум сегмент сожмется и спрос перетечет в медиум и масс-маркет. Наш прогноз падение LFL продаж на 15% за вычетом сезонности из-за сокращения спроса. Будем адаптировать наш ассортимент под изменяющийся спрос, но это займет некоторое время.

В целом полностью восстановиться мы сможем в третьем квартале, при условии, что будет реальная помощь со стороны государства бизнесу. Мы очень консервативны в управлении денежной ликвидностью, поэтому по нашим расчетам, мы протянем до июня при текущих уровнях продаж и затрат, которые мы сильно уменьшили за счет перехода на сокращенный режим работы и приостановки ряда проектов в IT. Но основной фактор риска – это платежеспособность наших контрагентов, которые платят с отсрочкой. Если деньги от контрагентов перестанут поступать, то срок подвинется на 2 недели.

Волнуют не ограничения. В целом все понимают, что эти меры оправданы. Волнует отсутствие поддержки со стороны государства. Те меры, которые в итоге появляются в виде конкретных документов, неприменимы в нашем бизнесе.

ХроникаПандемия коронавирусаВсе материалы хроники

Владимир, владелец магазина лодок:

Из-за введения режима самоизоляции мы работаем только онлайн, а наш товар не очень для этого подходит. Чтобы выбрать лодку, надо приехать в магазин, посмотреть на нее, пощупать, «примерить». Даже автомобиль, наверное, купить онлайн легче, чем лодку. Кроме того, покупательная способность заметно снизилась, так как людям сейчас не до развлечений.

Если карантин продлят еще хотя бы на месяц, то, скорее всего, я буду вынужден значительно сократить свой бизнес, которому на данный момент 14 лет. Возможно, придется существенно уменьшить количество работников. Но даже если ограничения будут сняты 30 апреля, я не ожидаю быстрого роста спроса и продаж. По всей вероятности, восстановление будет медленным.

Хотя бизнес практически стоит, издержки сохраняются: зарплаты, налоги, аренда. Арендодатели соглашаются только на отсрочку выплаты арендной платы. Ни сокращать, ни тем более отменять ее они не собираются. По словам арендодателей, так как их никто не поддерживает, то и они не должны никого поддерживать. Никаких послаблений по налогам мы тоже не получаем. Единственное, что из расходов сократилось – это коммуналка, но там суммы относительно небольшие.

Самое обидное, что в сложившихся условиях мы вполне могли бы работать в обычном режиме, соблюдая все санитарные правила и нормы. Спрос, конечно, был бы ниже, но это однозначно помогло бы нам остаться на плаву.

Анна Звягинцева, владелец салона красоты:

Все началось гораздо раньше, чем мы думаем! Ограничения по коронавирусу здесь не при чем. Коронавирус просто усугубил и без того тяжелое положения бизнеса. Он просто быстрее уничтожил те предприятия, которые сами собой закрылись бы в ближайшие полгода.

Коллеги, когда мы делимся проблемами бизнеса в текущей ситуации, все описывают примерно один и тот же сценарий, по которому развивается их бизнес, и он совпадает с нашим сценарием развития. После кризиса 2008 года наше предприятие уже за два года наверстало провал и с 2011 мы росли хорошими темпами, примерно 5-6 процентов в месяц. Денег было очень много, мы открыли еще один салон. Но после 2014 года все резко изменилось. Рост прекратился. И с 2014 по 2018 год мы не росли, но и не падали. Хотя доходность начала сокращаться, но нам удавалось за счет оптимизации и экономии сохранять чистую прибыль. После 2018 года и до начала 2020 года вниз пошли не только показатели по объему выручки, но и по чистой прибыли, так как возросли издержки из-за того, что поставщики стали поднимать цены на продукцию, которой мы пользуемся. Цены они стали поднимать из-за увеличения налоговой нагрузки (НДС 20%) и из-за роста курса доллара. По этой причине нам пришлось продать один салон, чтобы поддерживать безубыточность оставшегося, так как мы очень сильно зависим от импорта, который год от года дорожает.

Никаких объективных предпосылок к росту нет уже около 6 лет. А здесь еще и ограничения! В прежних объемах мы не сохранимся, это уже очевидно, так как наш бизнес сильно зависит от финансового благополучия граждан. Доходы этих граждан не растут уже лет шесть, а расходы, напротив, ежегодно возрастают из-за роста цен на продукты жизненной необходимости.

Точка Х как для нас, как и для многих предприятий, уже пройдена. Про нее еще не говорят, но для многих она уже пройдена! Это 1 июня 2020 года, когда все предприятия обязаны заплатить в ПФР один процент с оборота за 2019 год. Не все смогут выполнить эти обязательства, и эти долги лягут тяжелым бременем на тех, кто уже потерял свой бизнес или потеряет его. Для нас самой большой проблемой остается снижение спроса на услуги и налоговые обязательства! А коронавирус и связанные с ним ограничения здесь не при чем.

Фото: Дмитрий Феоктистов/ТАСС

Виталий Тугай, владелец частного охранного предприятия:

В прежних объемах восстановить бизнес не получится, так как мы напрямую завязаны на заказчиков. Весь сектор «непрода» восстанавливаться будет весьма долго, и вряд ли вернется к прежним объемам. Зеркально сократится и объем необходимых охранных услуг. По моим прикидкам, апрель удастся работать «в ноль», значит и дальше бизнес сможет жить, работая ради работы. Однако это лишено смысла. В таком режиме стоит существовать еще несколько месяцев, после чего начинать рассматривать другие, более перспективные направления деятельности.

Меня больше всего волнует проблема оплачиваемых «нерабочих» дней на фоне сильного падения выручки. Поправили бы ситуацию отмена отчислений в фонды до 2021 года, снижение страховых взносов с 30% до 15% не свыше МРОТ, а от всей суммы, так как средняя зарплата по регионам 1,5 МРОТ.

Андрей Абрамов, владелец веломастерских «Велодоктор»:

Если ограничения снимут 30 апреля, мы сможем восстановить бизнес в полном объеме и обойтись без сокращений. Два месяца мы еще продержимся без серьезных изменений. Пока договариваемся с арендодателями, поставщиками и сотрудниками. Ремонт велосипедов — это сезонный бизнес, и у нас сейчас самый пик, когда мы получаем основной доход. Остановка работы мастерских на один весенний месяц сокращает наш годовой оборот примерно на 20 процентов.

Точка невозврата при существующем масштабе бизнеса — это год-полтора. Но и при таком сценарии о закрытии я бы не говорил, мы просто так все не бросим, будем приспосабливаться, развивать дистанционную торговлю и услуги доставки, будем оптимизировать расходы.

Вадим Ильященко, управляющий партнер сервисного центра по ремонту электроники «Московский Центр Сервисов»:

Если ограничения снимут 30 апреля, мы рассчитываем восстановить прежние объемы бизнеса в течение 1-3 месяцев. Самым сложным окажется первый месяц, ведь финансовое состояние населения заметно ухудшится, и потенциальные заказчики будут обращаться только за ремонтами крайней необходимости — например, телефон, если он один, или ноутбук, если это не игрушка, а рабочий инструмент. Также, низкие объемы будут обусловлены межсезоньем и майскими праздниками.

Теперь о плюсах: даже этот кратковременный спад и режим самоизоляции многие конкуренты не переживут. Я знаю несколько компаний, в которых у большого количества сотрудников сдали нервы, и бросив все, люди уехали в регионы — существовать на те средства, которые смогли накопить за предыдущее время. Думаю, ни для кого не секрет, что подавляющее большинство работников в сфере услуг приезжие. Кому-то не хватило финансовой подушки, чтобы пережить это смутное время. Кроме того, появится некий объем заказов, и клиентов, которые будут искать новые компании из-за закрытия тех, с кем они ранее работали. Карантин и спад не переживут маленькие частные сервисы с одним-двумя сотрудниками, которые раньше демпинговали рыночные цены минимальной маржой. Это очень положительно скажется на ценовой политике выживших сервисов и позволит повысить средний чек.

До конца апреля мы уж точно протянем. А вот далее уже нужно будет делать сложный выбор, продолжать работать в ограниченном режиме или сворачиваться. Пока предполагаем, что в случае продления режима самоизоляции будем работать еще пару месяцев в надежде на лучшее. Все зависит от двух факторов: ужесточения режима самоизоляции и введения карантина. Ну и эмоционального состояния людей. Если все останется как есть, мы протянем долго, до конца года точно. Главное, чтобы не ввели карантин, вот тогда впереди будет только неизвестное и темное будущее.

Очень помогло бы упрощенное кредитование из бюджета, но представители банков разводят руками и рассказывают о тяжелых временах и высоких рисках массовых банкротств. Для юрлиц старше 5 лет и с постоянной положительной отчетностью ведь можно сделать упрощенное кредитование. Ни один бизнесмен, платящий налоги, имея положительную динамику не захочет терять бизнес. И денег просто так ведь никто не просит.

На данном этапе больше всего меня волнует проблема безработицы и социальных рисков. Вы только представьте, по разным источникам в Москве на сейчас от двух до трех миллионов граждан бывших союзных республик. Жизнь большинства из них и так не сахар, люди работали за 15-20 тысяч рублей в месяц, живя далеко за чертой, а сейчас большая часть из них осталась без работы. Домой они уехать не могут, границы закрыты. Что им делать? Работы нет, денег нет, а кушать хочется каждый день. И за жилье чем-то платить нужно. И нам очень сильно повезет, если таким незащищенным иностранцам помогут вернуться домой, иначе нас ждет такой рост преступности, о котором и подумать страшно. Из деловых опасений — беспокоит закрытие рынков и торговых центров, где расположены многие поставщики, даже очень крупные.

Фото: Zuma/ТАСС

Егор Белов, управляющий семейным бизнесом по импорту и оптовой торговле аквариумными рыбками, совладелец компании «Наташа & Белов»:

Восстановить бизнес одним днем в случае снятия ограничений не представляется возможным, так как мы напрямую зависим от международного авиасообщения. Иностранные авиакомпании, осуществляющие наиболее удобные для нас рейсы (Сингапур, Таиланд и Эмираты), прекратили сообщение на срок больший, чем до 30-го апреля. Получать товар иными путями очень рискованно, так как увеличенное транзитное время несопоставимо с жизнью для нашего вида продукции. Помимо общих ограничений есть еще и дополнительное ограничение Россельхознадзора на ввоз всех живых животных из Китая, которое полностью закрывает одного из основных поставщиков. Также следует учесть и покупательскую способность клиентов, она точно не будет на прежнем уровне.

Сейчас мы пытаемся сохранить людей и кормим рыбок. Уверен, что до 30-го апреля мы выживем, мы рассчитали бюджет до 30-го мая — даты, когда сингапурские авиалинии могут восстановить сообщение. Однако помимо авиалиний есть еще и сами поставщики, они тоже под карантином Планировать дальше июня невозможно, так как мы зависим и от наличия спроса в этой перспективе — аквариумных рыбок нельзя есть.

Основная проблема — это логистика в целом, ее нет. Нам бы помогло как минимум снятие запрета на ввоз живых животных из Китая. Живые животные, выращенные в искусственных условиях — не дикие — не имеют отношения к распространению вируса.

Дмитрий, владелец компании по строительству сетевой и коммуникационной инфрастуктуры:

Если ограничения снимут 30 апреля, нам придется сокращаться, даже вероятно закрываться. Бизнес будет раскачиваться еще как минимум месяц, а это уже получится минимум два месяца простоя, за которые нужно платить арену помещения. Без поддержки государства не в виде кредитов, скорее всего, без сокращений или даже полного банкротства уже не обойтись.

Самая главная проблема во время карантина, кроме оплаты аренды и зарплат сотрудникам, конечно, налоги. Малому бизнесу понадобится около полугода, чтобы вернутся в строй. А то, что государство разрешило оплатить налоги позже, ну так их все равно нужно платить, не ясно только из каких средств, если прибыли нет. Режим карантина мы выдержим максимум еще один месяц.

Евгений Медведев, совладелец лазертаг-клубов «Гроза»:

Мы готовы за секунду восстановить бизнес в прежнем объеме, но рынок вряд ли так сразу наполнится, что все понесут тратить деньги. У нас есть сезонность — на последних месяцах, когда надо зарабатывать, чтобы пережить лето, мы просто дрейфуем, и ничего с этим поделать не можем. Режим карантина мы выдержим столько, на сколько готовы уйти в финансовый минус, сколько команда готова просидеть на энтузиазме со своими руководителями. Но мы уже ищем варианты переквалифицироваться на новые направления. Так как карантин нас застал в момент, когда мы все потратили, и теперь в хорошем таком минусе. А еще на выходе нас будет ждать «рабочая стагнация», это когда сотрудники забывают, как работать, и всех надо поставить на правильные рельсы.

Точка икс для нас — если от страха люди перестанут устраивать себе дни рождения и праздники. Вот выпускные в этом году, скорее всего, пролетят мимо нас. Если запрет на сбор людей и развлечения продлиться достаточно долго, то скорее всего можно сматывать удочки. Тех, кто устраивает себе праздник на день рождения и собирает 10-15 друзей, и в обычное время не очень много. Мы видим, как достаточно сложно люди раскачиваются, чтобы потратить на себя или близких, чтобы повеселиться, расслабиться, получить положительные эмоции. Как они долго выбирают и принимают решение. У большинства людей в России нет культуры обязательно праздновать свой день рождения.

Денис Алексюк, основатель барбершопа «Винил»:

Если ограничения снимут 30-го апреля, мы, скорее всего, восстановим бизнес в прежнем объеме, хотя это будет сложно и займет какое-то время. В принципе даже до 30 апреля это уже много, но если это действительно будет необходимо для победы над вирусом, наверное, еще месяц мы сможем продержаться. Мы откроемся в любом случае, даже если карантин снимут через год. Тут уже каждый решает сам, сдаться или продолжать бороться, поэтому у нас точки невозврата нет. В нашем случае основная проблема — это то, что нам вообще нельзя работать.

Алина Степченко, создатель и владелец сети магазинов одежды Silk&More:

Если ограничения снимут 30 апреля, придется сокращать бизнес, если нам дадут арендные каникулы и дальнейшие скидки. Режим карантина мы выдержим не более двух месяцев. Точка невозврата зависит от поведения арендодателей и того, как долго еще границы будут закрыты. Из проблем в связи с введенными ограничениями больше всего волнует то, что даже после открытия очень сильно упадет покупательская способность, и неизвестно, когда будут новые поставки из Италии.

Анна Бывалина, ИП, два детских центра (частные детские сады) в Чите:

Прежним наш бизнес уже никогда не будет. Мы, конечно, стараемся спасти свое дело, сохранить своих сотрудников (их у меня 11 человек), но мы с 30 марта полностью закрыты. У нас два детских центра по 500 кв.м. каждый, и ни один не работает. Сегодня как раз проверяла работу коммуникаций, и на душе было больно, потому что у нас всегда детский смех, музыка, пахнет творожной запеканкой или блинчиками, а тут – тишина.

Фото: ЕРА/ТАСС

Каждый день у нас растут долги по налогам, зарплате, аренде, коммунальным платежам, а доходы нулевые. И сегодня уже посещает мысль – а не закрыть ли свое дело? Но опять же — мы создавали его три года, закупили оборудование, собрали коллектив, взяли кредит – и теперь все разрушить? Сейчас на распутье нахожусь не я одна — 70% предпринимателей Забайкалья. И многие из них, как ни печально, к концу апреля закроют свой бизнес.

По кредиту в 7 млн рублей, который я получила в Фонде поддержки малого предпринимательства Забайкальского края под 5,25% годовых, дали отсрочку в 6 месяцев. В этот период платить по нему я не буду. Хотя проценты на оставшуюся на данный момент сумму долга перед банком будут начислены, плюс будет продлен срок кредитования на полгода.

Что касается льгот по аренде площадей у муниципалитетов, то пока никаких разъяснений не получено. Один детский центр у нас как раз расположен в таком помещении. Второй находится в помещении, арендованном у частника. Для него сдача в аренду – это тоже бизнес. Написала ему письмо с просьбой войти в наше положение и не взимать или снизить плату, ответа не получила, хотя он всегда ранее шел нам навстречу. Брать кредит на выплату зарплаты сотрудникам я тоже сейчас не могу, кредит — это удавка для бизнеса в нынешних условиях.

Источник: interfax.ru

Вы можете оставить комментарий, или отправить trackback с Вашего собственного сайта.

Написать комментарий

Вы должны войти чтобы оставить комментарий.